Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Сиэтле
Портал русскоговорящего Сиэтла
Русская реклама в Сиэтле
Портал русскоговорящего Сиэтла
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Андрей Кислицин: «Юмор – это серьёзная история»

Автор: Светлана Зернес

Вряд ли хоть один человек в мире не слышал о «Цирке солнца» – Cirque du Soleil. Самые талантливые артисты и музыканты, звёздные дизайнеры, всё лучшее со всего света... Сейчас цирк представляет в Атланте шоу VOLTA, чрезвычайно эффектное, но с серьёзным подтекстом. А за веселье в шоу отвечает Андрей Кислицин, клоун, артист пантомимы, он же Мистер Wow – так зовут его героя. Возможность пригласить Андрея в редакцию «Русского города» для интервью была для нас огромной честью. Встречайте: звезда «солнечного» цирка – в нашем журнале!

Андрей, спасибо за шоу, оно было фееричным! Получается, именно с вашего персонажа – Мистера Wow – начинается вся драма главного героя?

– Да, я беру весь «удар» на себя. Но мне это простительно, потому что я клоун!

Пишут, что вместе с профессионалами в шоу участвуют таланты с улицы. Это правда или это такая байка?

– Это как раз один из трёх уникальных моментов, которые отличают шоу VOLTA от других постановок Cirque du Soleil. Оно строится не вокруг традиционного цирка, а, скорее, вокруг экстремального спорта, адаптированного под формат шоу. Представление идёт под электронную музыку, что тоже впервые было применено в VOLTA (у нас всегда живое музыкальное сопровождение, никакой фонограммы, но в этой постановке играют в том числе музыку электронную). А главное, у этого шоу есть конкретный и мощный посыл. Это больше, чем просто красивый визуальный ряд, это целая история о принятии самого себя, очень философичная и трогательная. Она касается каждого.

Вы давно в Cirque du Soleil? Цирк вас нашёл или вы его нашли?

– Мы были созданы друг для друга! В 2011 году я прошёл кастинг. Просто взял и пришёл на него: здравствуйте, я Андрей Кислицин... Потом год был в ожидании, занимался другими проектами, работал в традиционном цирке. Но мне крайне не нравилось, что в представлениях задействованы животные, я против таких вещей, сам придерживаюсь вегетарианства и идей защиты животных. В Cirque du Soleil принципиально не работают с животными, и вообще это была мечта. И через год меня позвали сначала в шоу Alegria, потом в Varekai, и сейчас это уже третье моё шоу.

Там был конкурс в 400 человек на место...

– Даже больше! И это только на должность актёра клоунады и пантомимы. Мне повезло.

Вы единственный клоун в шоу или у вас есть дублёр?

– Я воспитал себе дублёра из нашего артиста, прыгуна на батуте. Но один из моих номеров («На пляже») он пока не может делать, и мы заменяем этот номер другим. Там чистая пантомима, и если исчезнет хоть одна маленькая деталь, уже будет не то. Пантомима литературна по своей природе: когда что-то из неё вылетает, зритель теряет линию. Этот номер мой авторский. А второй номер со стиральными машинами перешёл от предыдущего клоуна, но я доработал его под себя.

А что первично: номера ставятся под конкретных артистов или наоборот?

– Первичны именно номера. И само шоу. В нашем цирке не выделяют как таковых «звёзд»: всё шоу целиком – вот настоящая «звезда». Это часть нашей культуры. Мне это очень нравится, потому что главное для меня – возможность встречаться с людьми, с двумя тысячами зрителей каждый день.

Иногда маленькие дети боятся клоунов. Вас боятся?

– Никогда! Дети меня любят. Я не совсем клоун, сам не люблю такую классическую клоунаду, которую привыкли видеть: красный нос и тому подобное. Мои учителя – Слава Полунин, Антон Адасинский, Мишель Куртманш. Это другая школа. Юмор тоже надо развивать, двигать вперёд.

А нужно ли клоуну специальное образование или это вообще не главное?

– Есть много клоунов без образования, самоучки. Но драматическую подготовку хорошо бы иметь. Я выучился на актёра драматического театра и кино в Новосибирске, поэтому понимаю, как строится концепция юмора.

Вы и в жизни весельчак? И бывают ли такие клоуны-интроверты, которым это всё не по душе?

– У меня очень много энергии, для меня это естественное состояние – веселиться. А вообще да, бывают и те, кто вообще непонятно зачем пришёл в эту профессию. Я выполняю определённую миссию, которая мне дана. Когда люди смеются по-настоящему, они достигают полного расслабления, это важно.

Вы были ещё и актёром кино. Не осталось желания работать в киноиндустрии?

– Ну, это тоже моя мечта. Если меня возьмут в кино – в хорошее кино – буду совсем не против! Но не уходя из цирка, потому что цирк – это основное.

Гонорары и условия для артистов Cirque du Soleil – достойные или могли бы быть и получше?

– Всё круто! Мне нравится в первую очередь эстетика этого цирка, то направление, куда они двигаются. Я вижу свою задачу в том, чтобы помочь всей компании двигаться в этом направлении.

А есть другие русскоязычные в составе шоу?

– Как ни удивительно, в этом шоу я один. Это странно, потому что в труппе много русскоязычных, но в шоу VOLTA оказался один я. Вот и ещё одна уникальная черта этого шоу (смеётся) Была даже такая история: в декабре показывали шоу в Майами, и среди зрителей были Филипп Киркоров и Кристина Орбакайте, которые ожидали увидеть соотечественников, а на тот момент в составе не было русскоязычных вообще, потому что я присоединился только в феврале. Это было совсем необычно!

Есть видео, как артисты Du Soleil сами гримируются перед выступлением. Неужели всё сами, без визажистов и гримёров?

– Да-да, всё сами. Есть специалисты, которые создают образы, а потом мы эти образы повторяем. Сорок минут каждый день уходит на это. Но не надоедает, потому что это часть работы, у каждого она своя. Когда тебе что-то нравится и ты в этом профессионал, то рутина не тяготит.

Может ли артист позволить себе расслабиться, выпить?

– А он не напрягается! Иногда немножко можно, почему бы и нет. Но когда-нибудь я откажусь от этого совсем. Мне очень импонирует философия кришнаитов, я много бываю в их храмах, стал ещё позитивнее благодаря их культуре... Как любой артист я должен всегда поддерживать себя в форме, соответствовать тому, что от меня требуется. Над нами никто не стоит, но есть контракт и есть ответственность. Если ты клоун, будь в позитивном настроении. Ты просто выполняешь свою работу. Когда у тебя по десять шоу в неделю в течение многих лет, ты успокаиваешься, избавляешься от волнения и понимаешь: сегодня ничего сверхъестественного не произойдёт, просто выходи и работай. Но, конечно, если взять, как работают наши гимнасты и акробаты, то по сравнению с ними я разгильдяй. Вот они – пашут, им за это огромный респект!

Они действительно рискуют собой. И им приходится полностью полагаться на техников, на оборудование, так ведь?

– Это целая система, которая отлаженно работает. Когда мы выступаем на сцене, за процессом смотрят техники сверху, снизу и сбоку. И если хотя бы линолеум чуть-чуть отойдёт и есть риск споткнуться, они останавливают шоу и устраняют это. Если на улице гроза, то шоу будет отменено. Продумано всё на любой вариант развития событий. При малейшей опасности сразу отменяют шоу и возмещают зрителям расходы: для такой огромной компании это не проблема. Cirque du Soleil в этом плане очень профессионален.

Кстати, журналистам пока не удалось выведать секрет гимнастки, которую поднимают за волосы. Не раскроете, нет ли специальных приспособлений?

– Никаких приспособлений! Просто она работает нон-стоп. Это человеческие возможности, но таких людей в мире не больше пяти, они как из «Красной книги».

А что вы делаете, если ваши зрители не смеются?

– Чтобы прямо уж совсем не смеялись – такого не было, но бывает разный уровень смеха. Я объездил весь мир и уже знаю, как реагируют в разных странах, какой стиль юмора «зайдёт». Соответственно немного корректирую юмор, но не иду полностью за зрителями, а, скорее, подсказываю им, что им нужно! А здесь – «малина»: с американской публикой работать очень легко, в отличии, например, от Австрии или севера Франции, где как будто пробиваешь стену.

Какие отношения в труппе – есть ли те, с кем вы не только работаете, но и дружите?

– Совсем уж близкими друзьями мы не является, но в этом шоу настолько приятная атмосфера, люди настолько заботятся друг о друге, что если возникнет вопрос выступать в каком-то другом месте, то я два раза подумаю ещё и из-за отношений в труппе. Это идеальный коллектив. Что называется, не лезем друг другу ни в душу, ни в карман, но всегда поможем, если что. У нас собрались талантливые люди со всего мира.

Сталкивались ли вы со случаями вредительства, «подсиживания» в своей карьере?

– Сколько угодно! Например, почему я ушёл из русского драматического театра. Я там такого насмотрелся... Поэтому сейчас я особенно наслаждаюсь отношениями в труппе. Случайных людей в Cirque du Soleil нет. Если они и бывают, то редко и ненадолго.

Ваша жена Ирина Голуб – балерина. Ваша семья привыкла к разъездам?

– Сейчас Ирина преподаёт, то есть она в балете, но с другой его стороны. Обычно она и дети меня сопровождают, вот скоро опять присоединятся ко мне, сейчас делают новые визы. Кстати, для моего номера «На пляже» записан детский голос – это голос моего сына Вани!

Расскажите о своей благотворительной деятельности: что такое проект «Добродомик», которому вы помогаете?

– Скажем так: у меня один выходной в неделю, и я решил в это время делать что-то отличающееся от наших шоу, чтобы не «замыливался глаз», чтобы опробовать новые шутки. А мне начали давать за это деньги! И я стал искать какой-нибудь благотворительный проект, который бы не был лохотроном, где делали бы полезное дело, развивались. «Добродомик» – это организация в Санкт-Петербурге, которая каждый день предоставляет бесплатные обеды для пожилых людей с крохотной пенсией (эти люди просто голодают!). Сейчас делается уже более семисот обедов ежедневно. Там всё по-честному. Сначала я даже помогал не деньгами, а просто привозил продукты. Они очень классные ребята, относятся с душой к этому делу. Уже и в других городах подхватили эстафету, открываются новые «Добродомики», им всегда пригодится помощь.

Один момент остался не совсем понятным. Почему всё-таки шоу называется VOLTA? Это не совсем очевидно из сценария.

– По двум причинам: во-первых, шоу очень энергичное, а во-вторых по-латински это слово означает «поворот, изменение». Это то, что положено в основу сценария. Главный герой проходит путь от отвержения к принятию себя, и это можно трактовать в очень широком смысле. У каждого есть что-то, чем он в себе недоволен, но надо принимать себя таким, какой ты есть, и раскрывать то, что в тебе есть. Это то, что мы делаем в нашей команде. Я иногда думаю (может, по-детски), что если бы весь мир был похож на нашу гримёрку, где все вместе и все вне политики, распрей и претензий, – то это был бы идеальный мир.

Фото предоставлены Cirque du Soleil Inc.

Костюмы: Zaldy / ©2017 Cirque du Soleil Inc.